Tinkoff
Che Guevara.

 
Главная страница
Биография
Библиотека
Галерея
Мультимедиа
Ссылки
Обратная связь
English
Espanol

 
 
Хронология
Биография Че Гевары
Справочник

 
 
Произведения Че Гевары
Книги о Че Геваре
Статьи о Че Геваре

 
 
Юность
Революция
Куба - да!
Герилья
Таня - партизанка
Образ Че
Обои для десктопа

 
 
Голос Че
Музыка
Видео

 
 
Русские
Иностранные

 
 
Гостевая книга

Письмо
Опрос

 
  Дизайн  
 
 

Главная страница >> Библиотека >> Статьи о Че Геваре

Чисмоса — это значит наводчик

Мигель Анхель Мендес

Мы с братом были погонщиками мулов, и очень часто из-за бомбежек нам приходилось двигаться с обозом по ночам. Нам довелось видеть бомбежки в Мальверде, в Эль-Омбрито и в других местах. Че к бомбежкам относился равнодушно, он говорил, что это обычные для войны вещи, что бомбежки начинаются и кончаются и что их не нужно бояться. Однажды мой брат доставлял товары для повстанцев и попал под бомбежку. Ему пришлось бегом выбираться из опасного места, и, конечно, он перепугался насмерть.

Марсо Ороско

Вначале появлялась разведывательная авиетка, мы ее по имени птицы называя чисмосой; она, как и эта птица, служила наводчиком, сообщая вслед летевшему самолету, где следует бомбить.
Чисмоса – птица зловещая: она сама не убивает, но наводит убийц.
Люди, пережившие в Сьерра-Мазстре бомбежки, никогда их не забудут. И хотя Че говорил, что бомбежек не следует бояться, что если быть к ним готовым, то самолеты не причинят ущерба, однако каждый раз, когда взрывалась 200-килограммовая бомба, тебя охватывало оцепенение и ты ждал, что вот сейчас полетит вниз еще одна бомба.

Че: Вскоре послышался звук пикирующего самолета, стрекот пулеметов, а потом и разрывы бомб.

Диохенес Эспиноса

Когда самолет летит низко, на земле видна его тень. Не поднимая головы к небу, а лишь глядя на тень, можно увидеть, в какую сторону летит самолет.
Над нашим домом часто пролетали самолеты, я в такие моменты собирала людей, загоняла всех в дом и через окно или дверь следила за тенью самолета. Если тень удлинялась, это значило, что самолет улетает, если тень шла кругами – самолет что-то искал и нужно было быть готовым к бегству.
Я очень внимательно следила за тенью. Если от большой тени отделялась маленькая, значит, самолет начинал бомбить. Если тень очень сильно увеличивалась в размере, это могло значить, что самолет начнет обстрел. Че не нравилось, что люди во время бомбежки сидят в доме. Он был, конечно, прав. Если бомба падала на дом или рядом с ним, от людей ничего не оставалось. Это он так говорил, но при появлении самолетов сам оставался на месте и ждал, когда самолеты отбомбятся.

Сантьяго Гарсес:

Однажды мне довелось видеть Че на холме в Санта-Ане, когда над этим местом пролетал бомбардировщик Б-26. Товарищи, укрывшиеся на кофейной плантации, видели, с каким спокойствием наблюдал Че за самолетом. Ему кричали, чтобы он бежал в укрытие, но Че остался на месте, он был очень спокоен. Я в это время возвращался верхом из Мальверде. Честно говоря, я очень торопился, чтобы поскорей доскакать до пещеры и там укрыться, потому что я-то боялся самолетов. Среди шума я услышал, как Че сказал: “Черт побери, как бы я хотел всадить в него пулю”.

Мануэль Мариньос

Че много раз попадал под обстрел с самолетов, когда ездил на своем муле из Эль-Омбрито в Санта-Ану. Самолеты обстреливали дорогу, а он ехал как ни в чем не бывало. С ним ни разу ничего не случилось. Он говорил, что не нужно убегать от самолетов: кому предназначено умереть, тому хватит и одной пули. Вот поэтому он и не прятался, считая, что пуля может сразить и в укрытии, так что лучше уж не прятаться.

Поло Торрес

Во время одной из моих поездок за оружием я встретился с Че около Адольфо-Марти, в Гуайябо. Помню, прилетел самолет. Я с испугу спрятался за бревно. Че, увидев меня, сказал: “Не будь трусом, поезжай”. Страх парализовал меня, я не мог идти. Но услышав его слова, я занял свое место впереди и поехал.

Чана

Когда я была уже близко от дома, авиация начала обстрел. Я побежала, самолеты продолжали обстреливать, а у меня на руках был ребенок. Попадались мужчины, у которых от страха были лица заживо погребенных, а я бежала посередине дороги, и ни одна пуля меня не задела. Каждый раз, завидя самолет, я ему показывала ребенка, и так я добралась туда, где был Фидель. Я собрала простыни и расстелила их на солнце. После того, как я расстелила простыни, самолеты перестали стрелять и удалились. Не знаю уж почему, может, верно говорили, что там, где сушится белье, они не стреляют. Это значило, что там крестьяне и нет нужды стрелять, а может, у них просто кончались боеприпасы. Эти люди были хуже дьявола.

Марсо Ороско

Когда мы были в Отилии, появился самолет, вернее – авиетка. Все бросились прятаться. Он сказал: “Прячьтесь, если боитесь. И все попрятались. А он остался на месте и продолжал писать, будто ничего и не случилось.

Раймундо Пачеко Фонсека

Однажды в полдень, когда Че сидел за машинкой и печатал, на дом спикировал самолет. Все находившиеся там, за исключением Фернандеса Мелла и меня, бросились к траншее. Че продолжал печатать как ни в чем не бывало. Затем, взглянув на нас, сказал: “Похоже, что начинается обстрел”. Я не спрятался в траншее не потому, что был храбрецом, а из уважения к Че.

Хуан Соло

Че всегда нам говорил: “Не трусьте, не трусьте. Самолеты не убивают. Нужно только приготовиться: вырыть траншеи, сделать накат из бревен. И не трусьте, самолет ничего не сможет сделать”.

Хуан Вьехо

От самолетов, прилетавших с грузом бомб, мы прятались в щель, которую Че велел вырыть в Эль-Омбрито. В нее спускались вот через этот ход. Каждый бежал с веткой во рту, которую начинал жевать, спустившись в щель. Это делалось для того, чтобы не лопнули барабанные перепонки, когда близко падали бомбы, нужно было держать рот открытым, для этой цели и служила ветка. У нас она всегда висела на шнурке на шее. И хотя человек при грохоте старается сжать губы, ветка не давала закрывать рта. Ветка и щель нас спасали. Щель приказал вырыть Че, хотя он всегда укрывался в ней последним.

Эрнан Басало Авила

Однажды я находился в поселке Санта-Ана, наш лагерь был поблизости, – и в этот момент налетели самолеты. Он сидел под деревом и не сдвинулся с места. Только мы успели сказать ему: “Эрнесто, летят самолеты”, как появился самолет и – та-та-та – раздалась пулеметная очередь. Тогда сказал: “Эти канальи меня убьют”. Как только самолеты улетели, он вновь отправился в путь.


Мигель Анхель Мендес — погонщик мулов. Житель Ла-Хайбы
Марсо Ороско — Марсиаль Ороско. Закончил войну в чине капитана
Диохенес Эспиноса — крестьянка. Жительница Альто-де-Конрадо
Мануэль Мариньос — крестьянин. Погонщик мулов
Чана — Понсиана Перес, крестьянка
Раймундо Пачеко Фонсека — капитан
Хуан Соло — Филип Эдвард Хорхе. Выходец с Мартиники. Крестьянин. Житель Эль-Омбрито
Хуан Вьехо — крестьянин. Житель Эль-Омбрито



Главная Биография Библиотека Галерея Мультимедиа Ссылки English Espanol