Tinkoff

ВЕЗДЕСУЩИЙ ПРИЗРАК.


Исчезновение Че с арены кубинской политической жизни вызвало к жизни поток дезинформации. Это были и спекулятивные измышления безработных журналистов, и дымовая завеса, которую старательно поддерживали кубинские секретные службы и столь же старательно пыталось развеять ЦРУ. В этом балете версий значительная роль была отведена абсурду.
Сначала кубинское правительство уделяло вопросу минимум внимания. Че можно было заметить в документальных фильмах, шедших в кинотеатрах Гаваны в апреле 1965 года: он участвовал в уборке сахарного тростника. Хосе Мануэль Манреса со временем признался: "В течение полутора месяцев я отбивался от всех посетителей, заявляя им, что Че уехал на уборку тростника". Но тайну невозможно было сохранить надолго.
Спустя несколько лет в Бразилии был опубликован обзор слухов, согласно которым Че в середине 1965 года пребывал одновременно в Колумбии, Перу, Чили, Аргентине, Бразилии, Уругвае и даже в психиатрической клинике Мехико. В том же 1965 году газеты в разных концах мира напечатали шесть заметок, в которых говорилось, что его настигла насильственная смерть. По-видимому, самым удивительным было известие о том, что Че скончался, а его тело захоронено в фундаменте одной из фабрик Лас-Вегаса. Правда, в нем не приводилось никаких сведений ни о том, как он туда попал, ни кто его убил,, ни о том, какую продукцию выпускала фабрика.
Согласно сведениям из кубинских источников, радиостанции, находившиеся под контролем ЦРУ, вещали в передачах на Азию, что Че был убит Фиделем из-за его прокитайской ориентации, а Восточная Европа узнавала из передач радиостанции "Свободная Европа", имевшей того же хозяина, что причиной гибели Че послужила его просоветская ориентация. Была даже распространена листовка с фотографией, на которой отец Че Держит в руках плакат с просьбой к Фиделю выдать тело его сына. Гевара-старший попытался опубликовать опровержение, но оно никак не повлияло на распространение слухов.
Примерно в июне 1965 года, когда Че находился в Конго, по различным службам безопасности, близким к ЦРУ, прошел странный обзор новостей, ставший известным как "Меморандум Р"; затем была организована утечка информации о его содержании. Обзор, как теперь считают, был составлен секретарем, фамилия которого начиналась на букву Р. Он был связан с надежными, как полагали американцы, источниками в советском посольстве в Гаване. Из них ему стало известно, что Че, страдавший °т истощения и умственного расстройства, изолирован в гаванской больнице имени Калихто Гарсии. Психика Че якобы оказалась нарушена вследствие лихорадки неизвестной этиологии, и теперь он видит призрак Камило Сьенфуэгоса, призывающего его продолжить революцию в других частях мира. "Меморандум" утверждал, что Че страдал от приступов графореи, во время которых писал Фиделю Кастро безумные письма, содержавшие, помимо всего прочего, предложения отправить его в Занзибар, чтобы вести там работу совместно с китайцами.
Именно в те месяцы французский писатель и консервативный журналист Жан Лартеги, сотрудничавший с газетой "Пари матч", выдвинул гипотезу, согласно которой в исчезновении Че был виновен Фидель, убивший его.
Тем не менее, судя по многим признакам, казалось, что Че был все же жив. В тот же самый период итальянский журналист взял у него интервью в Перу, хотя источник из ЦРУ в ответ на вопрос, ушел ли Че в подполье, ответил: "Да, на шесть футов вниз". Позднее стало очевидно, что вся массированная дезинформация была направлена на то, чтобы заставить публику считать, что Фидель "избавился" от Че.
28 июня длинный перечень противоречивших один другому слухов появился на страницах журнала "Ньюсуик": по одной версии, он покончил с собой после увольнения из Министерства промышленности, по другой - руководил партизанскими кампаниями во Вьетнаме или Санто-Доминго. Согласно еще одной версии, он дезертировал и продал тайны кубинцев Соединенным Штатам Америки за десять миллионов долларов. Фидель лично, нечаянно или преднамеренно, породил простор для спекуляций своим ответом на вопрос журналистов:
"- Когда народ будет знать, что происходит с Че?
- Как только майор Гевара пожелает".
Когда в Доминиканской Республике состоялось народное восстание, в Майами зародилась легенда, поместившая Че в эту страну. В легенде с замечательной точностью перечислялись имена, даты и географические названия. Он, как считалось, приплыл на рыбацкой лодке из Сантьяго-де-Куба и высадился на землю поблизости от Санто-Доминго. Тот же самый источник утверждал, что его видели в ходе уличных боев в Санто-Доминго и что там он и погиб в сражении. Когда американские морские пехотинцы вторглись в страну, американская радиостанция сообщила, что к острову причалила кубинская мини-субмарина с командой из двоих человек, одним из которых был Че. Также сообщалось, что кубинские тайные агенты с целью дезинформации спрятали в офисе Антонио Имберта Баррераса, одного из членов проамериканского военного триумвирата в Доминиканской республике, письмо, согласно которому Че погиб во время доминиканского восстания в боях в районе Каманьо на улице городка Сьюдад-Нуэва.
Призрак Че бродил по миру. Сообщения разведки, которыми обменивались между собой советники из администрации президента Линдона Джонсона, сопровождались записками о том, что каждый из этих документов представляет собой очередной вклад в историю о местонахождения Че Гевары. ЦРУ само оказалось в плену версии, которую распространяло, - о том, что между Фиделем и Че возникли разногласия, в результате которых последний оказался в кубинской тюрьме или же был казнен. Автором этой легенды был Виктор Марчетти, литератор, состоявший на службе в ЦРУ. Одновременно он продолжал сочинять все новые и новые истории по поводу безумия Че, а также распространять слухи о том, что тот находится в Латинской Америке или ожидает повода, чтобы отправиться туда.
Некоторые из аналитиков ЦРУ начали собирать информацию относительно кубинского присутствия в Конго, и один из них даже предположил, что Че мог находиться там, но эта версия не нашла никакой поддержки.
Агентство печати "Франс Пресс" распустило сплетню, согласно которой между Фиделем и Че произошел спор, закончившийся перестрелкой, во время которой последний был убит. Заметка была перепечатана одной из троцкистских газет. А перуанская "Ла Пренса" опубликовала заметку, в которой сообщалось, что Че был устранен Советским Союзом из-за его прокитайских настроений.
Под давлением этих и множества других слухов Фидель 3 октября, во время церемонии формирования Центрального комитета вновь создававшейся Коммунистической партии Кубы, взошел на трибуну. Он держал пять исписанных от руки листов и машинописную перепечатку их содержания. В театре воцарилась напряженность. Фидель начал речь:
"Один из [членов] нашего Центрального комитета отсутствует, это человек, имеющий большие заслуги, обладающий очень высокими достоинствами. [Воспользовавшись его отсутствием], враг смог выдумать тысячу предположений, попытался смутить народ и посеять разногласия и сомнения. Но было необходимо ждать, и мы терпеливо ждали".
Затем Фидель приступил к чтению того самого прощального Письма, которое Че вручил ему в апреле. Когда он заканчивал чтение, зал взорвался аплодисментами. Фидель попытался было Продолжить речь, но овация не прекращалась.
Позднее Фидель сказал, что обнародование прощального Письма Че "было непреложной политической необходимостью" .