Меню сайта
Баннеры

Site About Ashlee Simpson, Hilary Duff, Jesse McCartney, Kelly Clarkson, Lindsay Lohan, Rihanna и the PussyCat Dolls

Реклама
:::Новости кино

Поэзия и проза

Теперь стало окончательно ясно, что расписание показов картин основного конкурса было составлено с хитрым умыслом: после тоскливого затишья один за другим пошли фильмы, которые уже на полном серьезе можно рассматривать в качестве реальных претендентов на «Золотую пальмовую ветвь». Так что у Майка Ли с его «Еще одним годом» наконец-то появились конкуренты.

Речь, прежде всего, о «Поэзии» корейца Ли Чан Дона – горькой драме о пожилой женщине, на которую свалились две беды: первые симптомы болезни Альцгеймера и грядущий суд над внуком, доведшим одноклассницу до самоубийства. Многие критики (в том числе Андрей Плахов) предрекают исполнительнице главной роли, легенде корейского кино Юн Юнг Хи, персональную «Золотую пальмовую ветвь». А может статься, что и главная «Ветка» достанется «Поэзии». Кстати, раз уж заговорили об актерских «Ветках», то главным претендентом на приз за лучшую мужскую роль значится Хавьер Бардем – единственное, по общему мнению, достоинство «Кросаты» Иньярриту.

Наконец заявили о себе французы: картина Ксавье Бовуа «Про богов и людей» получила в Канне приличную прессу. Это душераздирающая, судя по всему, история похищения исламистами-террористами семерых французских монахов и их последующего убийства. Мужской актерский ансамбль там, говорят, чудо как хорош. Наряду с «Поэзией» и «Еще одним годом» фильм Бовуа числится среди главных фаворитов нынешнего Канна.

Показали и «Счастье мое» Сергея Лозницы – игровой дебют видного российского документалиста (на фото с монтажным топором), который он снял в Украине (в копродукции с Германией и Голландией). Кино об ужасах российской глубинки (это если уж совсем упростить) каннскую публику заинтриговало, но до глубины души не поразило: средняя оценка критиков – 2,1 балла из 4.

Ну, и главный таец мирового кино Апичатпонг Верасетакул дождался своего часа. «Дядюшка Бунми, который помнит свои прошлые жизни», скорее всего, пролетит мимо главных призов. Но свою культурную миссию постановщик из Таиланда выполнил: «Дядюшка» на текущий момент – самый экстравагантный фильм конкурсной программы.

И напоследок: показали тот самый «Вне закона» Рашида Бушареба, который еще до начала феста оказался в центре скандала – французские правые требовали исключить кино из основного конкурса. Запугать дирекцию киносмотра однопартийцам Саркози не удалось, но полиция в Канне – в состоянии боевой готовности.

Что ж, совсем скоро весь этот банкет закончится. Впереди десерт – Никита Сергеевич. Не подавились бы...

Военное положение

Вчерашний утренний показ «Утомленных солнцем 2» каннская публика встретила сдержанными аплодисментами, а Никита Сергеевич на пресс-конференции был многословен и благодушен. Сокращенная на полчаса и перемонтированная версия фильма Михалкова в таком виде, надо полагать, в международный прокат и выйдет: кому тут больше повезло или не повезло (нам или им), остается только гадать.

Итак, на пресс-конференции Михалков говорил много и временами даже смачно. Вот несколько цитат, в какой-то мере проливающих свет на неоднозначную ситуацию с «Предстоянием»:

О предфестивальном скандале: «Моя картина – не за Сталина и не против Сталина. Она вообще-то о любви, о любви отца и дочери. Еще я хотел исследовать метафизику разрушения. А последняя часть трилогии посвящена метафизике возрождения».

О монтажных работах: «Сначала сделали версию, где было много экшена. Но мне было важно не потерять воздух картины. Поэтому решили убрать только те эпизоды, которые были бы непонятны международной публике. Сцену с игрой в буриме, например. Сценарий – это не закон, букве которого надо беспрекословно следовать. Это просто отправная точка для фильма».

О бюджете: «Картина стоила $40 миллионов (прим. – в прессе чаще упоминается сумма в $55 млн.). На эти деньги были сняты два фильма и 15 серий для телевидения. При этом телеверсия делалась не из остатков рабочего материала – для нее специально снимали отдельные сцены».

Об исторической правде: «Мы провели огромную работу, изучая архивы с документами того времени. Но нашей главной задачей было не просто экранизировать эти документы, но, прежде всего, передать дух эпохи. Нет ничего хуже, когда режиссер по невежеству предает историческую правду».

Вот, собственно, и все. Конкурсные ленты показаны, жюри раздумывает (ну, или, в крайнем случае, подбрасывает монетку). Главные фавориты смотра – «Еще один год» Майка Ли, «Поэзия» Ли Чан Дона и «Про богов и людей» Ксавье Бовуа. Актерские «Ветки» критики предрекают Хавьеру Бардему («Кросата») и кореянке Юн Юнг Хи («Поэзия»). Но у Тима Бертона и его команды наверняка будет свое мнение на сей счет.


Кнопки сайта